БЕЛОЕ НА БЕЛОМ
ИСТОРИЯ ЭМИЛИ ДИКИНСОН
Эмили Дикинсон - поэтесса, впоследствии признанная гением американской литературы XIX века, опубликовала при жизни только восемь стихотворений. Она вела странный образ жизни, носила одежду только белого цвета, редко выходила приветствовать гостей, иногда даже с друзьями разговаривала из-за полуоткрытой двери. Последние 15–20 лет не покидала пределов дома, став при жизни своего рода мифом родного городка.
Эмили носила длинные белые платья с кружевной оборкой. Эмили была одинока, сочиняла стихи. Да, Эмили сочиняла стихи... С детства... Это были особые стихи...

Но никто не думал, что это настоящие стихи… Она их писала везде – на салфетках, в тетрадках... Никто особо не вникал — даже ее сестра, даже ее лучшая подруга Шарлотта и та не понимала... Эмили хранила стихи в ящике с пуговицами и нитками...

Надежда – из рода пернатых.
В душе огнездилась надолго.
И песни без слов выводит,
И трещит без умолку.

И только буйство стихии,
И шторма гулкое престо
Сладкоголосую птичку
Всполошат с ее насеста.

Я ей внимала во мраке,
На море темном и стылом,
Но даже в нужде кромешной
И крошки не попросила.

И у нас дома был такой ящик в комоде. Доверху набитый пуговицами – красными, желтыми, синими... Всю жизнь … Одна-одиношенька... Как оторванная пуговица. Пуговица на счастье, говорила мама, и клала пуговицу в новогодний пирог.

В детстве я была очень стеснительной, и все время теребила пуговицу, если со мной кто-то говорил. Дергала, крутила... пока не оторвется. Мама то пришьет, а то и нет... Она складывала пуговицы в ящик комода. Пока мама замешивала тесто, я высыпала все из этого ящик и искала самую красивую пуговицу.

Всегда выбирала синюю!


Такой - крошечный - крошечный - Челнок
В тихой заводи семенил.
Такой - вкрадчивый - вкрадчивый - Океан
Посулом его заманил.

Такой - жадный - жадный - Бурун
Сглотнул его целиком -
Заметил царственный флот -
Челнок на дне морском.
Орел – останусь, решка – поеду с тобой. Орел или решка? Пуговка или тире... Тяжело...
Пуговка-тире, пуговка-тире, пуговка-тире...
Орел или решка? Пуговка или тире...

Решка. Я это знала..

Опять - решка. Все было бы иначе, если бы папа меня обнял на вокзале...
Опять - решка. Все было бы иначе, если бы мой брат хоть раз вспомнил мой день рождения.
Опять - решка. Все было бы иначе, если бы мой постаревший Ромео узнал меня тогда, когда нас случай столкнул в метро…


Я - Никто. А ты - ты кто?
Может быть - тоже - Никто?
Тогда нас двое. Молчок!
Чего доброго -
выдворят нас за порог.

Как уныло - быть кем-нибудь -
И - весь июнь напролет -
Лягушкой имя свое выкликать -
К восторгу местных болот.
Нет, ничего уже мне не нравится, ничего не хочу… Нестерпима эта зависимость от холода и жары, от новолуния и полнолуния… Господи, кому все это нужно? Прости меня, Господи, но зачем все это так мучительно? Сама замуровалась в эту комнату…

Но стоит мне выйти на улицу, и у меня сердцебиение, пульс учащается, и меня охватывает паника... Так хочется убежать, скрыться, исчезнуть, так, чтобы никто никогда не мог меня найти!… Поехать куда-то, под чужим именем…

Как хочется все это обсудить с Эмили, но она наверно меня не выслушает до конца …


Сначала сердцу — удовольствий
Затем — прощения за боль
И Морфий, утешенья гений,
Страданиям принесет покой

Потом - тепло постели томной
Согреет и погрузит в сон,
где Инквизитор волей доброй
на смерть пошлет. Как нежен он
С тех пор, как я уехала из дому, я вернулась всего один раз. К тому времени мои родители уже умерли, но меня на похоронах тогда не было. В нашем доме же жил брат. Всю мебель родителей, все их вещи он вынес на задний двор. И там их свалил в кучу.

Мою куклу, тряпичного друга, тоже куда-то запихнули. Осталась только пуговица, которая была пришита как глаз. Мой лучший друг. Когда я его обнимала по ночам, мне снились цветные сны.


Раз к Смерти я не шла - она
Ко мне явилась в дом -
В ее Коляску сели мы
С Бессмертием втроем.

Мы тихо ехали - Ей путь
Не к спеху был, а я
Равно свой труд и свой досуг
Ей в Жертву принесла
Как так мечтать, чтобы мечта заполнила всю твою жизнь, до самого края, до самой смерти!

Из чего можно сделать прерию?
Из пчелы и цветка клевера -
Одной пчелы - одного цветка -
Да мечты - задача легка.
А если пчелы не отыщешь ты -
Довольно одной мечты.


Драматический театр им. Савы Огнянова
г. Русе (Болгария)
Автор: Майя Праматарова
Режиссёр: Венцислав Асенов
Сценограф: Росица Грынчарова
Актрисы: Лидия Стефанова и Мариана Крумова
2016
© 2016-2018 все права принадлежат Наталье Кореновской и защищены законодательством об авторском праве.